Демон. М.Ю. Лермонтов (отрывок)

О, миг пленительный, когда всемирно дышит, Жемчуг О, миг пленительный, когда всемирно дышит, Невозмутимая лесная тишина, И мы с тобой вдвоем, и сердце, дрогнув, слышит, Как льет тебе и мне свой нежный свет Луна. Успокоительно-белая над холмами, Рождает свежестью росу для трав лесных, Глядит, бесстр О, миг пленительный, когда всемирно дышит О, миг пленительный, когда всемирно дышит, Невозмутимая лесная тишина, И мы с тобой вдвоем, и сердце, дрогнув, слышит, Как льет тебе и мне свой нежный свет Луна. Успокоительно-белая над холмами, Рождает свежестью росу для трав лесных, Глядит, бесстрастная, и ворожит над нами, Внушая мысли вам, певучие как стих. Мы зачарованы, мы, нежно холодея, Друг с другом говорим воздушностью мечты, Лелея тишину, и, чуткие, не смея Нарушить ласкою безгласность Красоты.

Я жизнь по новой начала… (Отзывы о курсе «БЕЗ ПАНИКИ» в стихах)

Но в этой жизни была и великая страсть, которой французская поэзия обязана проникновенной любовной исповедью. Боль неразделенного чувства, материнские тревоги и радости, живое сострадание к чужому горю, надежды на утешение в ином мире составляют содержание безыскусных, но отмеченных удивительной выразительностью и музыкальностью стихов Марселины Деборд-Вальмор.

Лозинского Я, не видав тебя, уже была твоя.

Рыцарь ступил на мост; же миг огонек, светивший в бойнице одной из Сердце рыцаря сковал страх; некоторое время он стоял, не трогаясь с места. . Возопи перед тем, что как могила будет твоя душа, и поселится Это был художник, который безраздельно овладел всеми моими мыслями.

Чтоб встретить март и, может быть, тебя, Твоих стихов в источнике напиться И, безответно этот мир любя, В его пространстве светлом раствориться Табу Я на слово"любовь" налагаю табу. И сегодня любимый мой будет забыт. Будем жить, не кляня и не славя судьбу, Прикоснувшись случайно на стыках орбит. У меня не родится лирический стих. У него же стихов не рождалось сто лет. Он, как должно мужчине, решал за двоих, Но озвучить сумел негативный ответ. Я, бутылку откупорив, выпью сама, Понимая, что станет полегче едва ль.

От обид, к сожаленью, не сходят с ума.

пїѕпїѕпїѕпїѕпїѕпїѕ пїѕпїѕпїѕ

За тем, как происходят все метаморфозы. Люди стояли врознь, готовые любую кару вынести, Ожидая от небес былой милости. На этот раз даже слишком правдиво кротко. Твои мысли в миг сковал страх Мир прямо на глазах превращается в прах.

Я чувствую твое прикосновенье, Вниз по спине Меня за горло держит липкий страх, Противиться И в этот миг, рукой невидимой задета, Во власти смерти наши мысли и желанья, На всем . Невыразимый страх ее сковал.

Я прощаю тебя, мой ты Страх, Ведь не зря же ко мне ты пришел… И я понял, что ты мне не враг Мне твой опыт на пользу пошел! Я теперь твою суть осознал, Благодарен за каждый урок. Ты прости, что в плену я держал У себя, тебя, длительный срок. А теперь уходи навсегда, Я другой и ты можешь уйти. Я прощаю себя, что тогда Не умел по-другому идти. Ты прости мое тело меня, За то зло, что тебе причинил.

Не умел по-другому и я Мимо цели пошел, согрешил! Мой мир — ты отражение мое Мой мир — ты отражение мое, Как в зеркале все мысли, чувства и желания. Меняешь ты обличие свое И отражаешь то, что есть в моем сознании. Я улыбнусь, и ты ответишь мне И беззаботен сразу станешь, весел и игрив. Я зол, я раздражен, я не в себе И ты уже другой, я вижу только негатив.

Я буду весело играть с тобой, Ведь жизнь игра и вот одно из правил главных — Себе позволить быть самим собой, Другим позволить быть другими среди равных.

Каста - Хамиль - Хамиль - Затмение (трилогия)

За тем, как происходят все метаморфозы. Люди стояли врознь, готовые любую кару вынести, Ожидая от небес былой милости. На этот раз даже слишком правдиво кротко. Горстки людей, оставшихся в живых без сил и надежд Их облики в свете шального пламени Принимали неземные очертания. Они жгли храмы и жилые здания, Старые замки, церкви и мечети, Но даже этому огню не согреть их.

Смерть я нагнала без страха,. Об одном Пока что лёд торосны души не сковал Пока ещё Этот день твоей грусти не стоит, Улыбнусь Ни на миг бы не отпускала, Ты есть у меня, мои мысли, и время.

За тем, как происходят все метаморфозы. Люди стояли врознь, готовые любую кару вынести, Ожидая от небес былой милости. На этот раз даже слишком правдиво кротко. Горстки людей, оставшихся в живых без сил и надежд Сбиваясь в толпы они жили у костров, Сочиняя проповеди из бессильных слов. Их облики в свете шального пламени Принимали неземные очертания. Они жгли храмы и жилые здания, Старые замки, церкви и мечети, Но даже этому огню не согреть их.

Души, рожденные в плену алчного столетия. Пылал каждый город, оставляя после себя Пепел и голод. Силы и надежды их иссякли скоро. Воинственные возгласы сменились покорным стоном. Огонь и тьма объединились под несчастным небосводом, Определяя участь человеческому роду. Безумные смеялись и кому-то наверху кулаком грозили, Затем падали в пепел и, скрипя зубами, выли.

Путем Любви я в благодарности иду

Только себя я распинаю 1. Усвоив и полностью осознав эту идею, ты перестанешь себе вредить, а собственное тело — превращать в раба возмездия. Ты перестанешь нападать на самое себя и осознаешь, что атака на другого — это атака на себя. Освободишься от безумной веры, будто напав на брата, ты спасешь себя. Поймешь, что твоя собственная безопасность — в его сохранности, что с его исцелением ты — исцелен.

Кто меч скует — Не знавший страха. Стоит над миром столб огня, И в каждом сердце, в мысли каждой - Сво мне неспешно и нелживо Поведать пред Лицом Твоим О том, что мы в себе . Не замедляй, художник: вдвое Заплатишь ты за миг один Чувствительного промедленья, И, если в этот миг.

Горстки людей, оставшихся в живых, Без сил и надежд Сбиваясь в толпы, они жили у костров, Сочиняя проповеди из бессильных слов, Их облики в свете шального пламени Принимали неземные очертания- Они жгли храмы и жилые здания, Старые замки, церкви и мечети, Но даже этому огню не согреть их- Души, рожденные в плену алчного столетия! Пылал каждый город, Оставляя после себя пепел и голод! Силы и надежды их иссякли скоро- Воинственные возгласы сменились покорным стоном!

Огонь и тьма объединились под несчастным небосводом, Определяя участь человеческому роду! Безумные смеялись и кому-то наверху кулаком грозили, Затем падали в пепел и, скрипя зубами, выли! Прошел слух, подобно грому- Ответ на все вопросы есть в одном месте- В каменной часовне Где боги складывают свои перстни, Песни О великих подвигах и коварных бестиях К тому часу людей осталось немного- Вереницей факелов они направились в дорогу, У подножья горы они сделали привал- Развели костры, завели разговоры- О причинах беды возобновили споры, Уснули вскоре, Утих стон И каждый из них увидел один и тот же сон Песня которую вы видите на данной странице Каста - Хамиль Феникс -Может кто то подогреет информацией или треками Тато?

Тиртей бывший участник Коалиции , Призрак гр.

Каста - Затмение (текст песни)

Есть интересный тест, предложенный Дэвидом Хокинсом в книге"Сила против усилия", который позволяет проверить любую свою мысль, и состоит в следующем. Мысли, которые дают нам силу. Мысли, которые делают нас слабее Нужно вытянуть руку в сторону и попросить кого-то давить на руку, при этом сопротивляться давлению, стараясь удерживать руку на том же уровне. И если в этот момент вы решите солгать, то заметите, что ваша рука заметно ослабеет. А если решите сказать правду, почувствуете прилив сил.

Этот тест можно проделать в отношении любой мысли.

Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал .. Ее главная формула звучит так: «Делай то, что велит твоя воля, это и будет . Я была в панике, мысли путались, я не знала, что делать, как выпутаться из После чего женщина вмиг овладела «наукой», на освоение которой.

За тем, как происходят все метаморфозы. Люди стояли врознь, готовые любую кару вынести, Ожидая от небес былой милости. На этот раз даже слишком правдиво кротко. Сбиваясь в толпы они жили у костров, Сочиняя проповеди из бессильных слов. Их облики в свете шального пламени Принимали неземные очертания. Они жгли храмы и жилые здания, Старые замки, церкви и мечети, Но даже этому огню не согреть их.

Души, рожденные в плену алчного столетия.

Мысли: они или дают силу, или делают нас слабее...

Ошо Очень многие люди всю неделю ждут пятницу, весь месяц праздника, весь год лета, и всю жизнь счастья. А нужно радоваться каждому дню и наслаждаться каждым мгновением.

И имя ему Страх», — мысли о грядущем, как осколки вечности в озере Кажды последним мог бы оказаться в скопище торопящихся, в суете Она вернулась в квартиру совершенно вымотанной, вновь ее сковывал озноб.

Для нас уже не существует никаких приоритетов, ни среди духовно-религиозных деятелей, ни среди научного сообщества. Мы стали невосприимчивы к критике, на все всегда есть отговорки: Мы разучились слушать и слышать призывы о помощи. Страх повседневности гонит нас в неукротимом желании приобретать все больше и больше средств отвлечения от объективной действительности.

Наше сердце разучилось чувствовать любовь, к окружающему нас миру. Мы ослепли, оглохли, онемели, потеряли чувствительность… Кто мы? Мы мертвы… Уже мертвы. И большинство наших действий направленны на то, что бы отгонять эти мысли подальше от себя. Вечно бегущим от самого себя или твердо знающим ,что ты сделал все возможное, что бы умереть с чистой совестью.

Убей в себе потребителя материального, и вырасти в себе производителя духовного. Будь смелым хоть раз в жизни, позволь себе закрыть глаза на других людей, посмотри на себя. Кто ты есть сам? Не ищи примеров — сам стань примером. Стань сильным духом, глубоко нравственным, открытым истине, добрым к миру, щедрым в любви, искренним в сердце.

Lindsey Stirling: Brave Enough

Posted on